Вторник, 20.02.2018, 18:49

Нам по пути

Каталог статей

Главная » Статьи » Все о программе 12 шагов

Страхи и Вера

Предисловие

Этот материал не является официальной литературой. Он содержит в себе вырезки из спикерских и личный опыт членов Сообществ о страхах и вере. Возьмите то что вам подходит, остальное откиньте.

Все вспомогательные материалы к работе по 12 шагам - ссылка
Я делал медитации и задался вопросом: «А был ли у меня период в жизни до выздоровления, когда я чувствовал веру, радость, когда я находился в состоянии свободы?» Это действительно интересный вопрос; и я отвечаю на него, что «нет, этого не было». Если я смотрю в свое прошлое, я вижу как постоянно чего-то боялся, делал из страхов какое-то божество. Так получалось, что моим Богом был страх. В какой-то момент жизни, я вообще утратил способность жить без страха, беспокойства и тревожности. Потом я осознал, почему я был всю жизнь одержимым зависимым. У меня не было периода в жизни, когда я был освобожден от тревог, я жил радостно и свободно. И сейчас я осознаю, что это было связано с моими врожденными дефектами характера.

С того самого момента, когда моя душа появилась в этом мире, у меня было такое ощущение, что я родился со страхом; мне было очень тяжело так жить. В выздоровлении очень важно увидеть, каким образом страх искажает наше восприятие реальности, как это влияет на наши реакции и действия.

 

Страх как чувство

Когда мы рассматриваем страх, нам нужно отличать чувство страха от дефекта “страх”. У меня есть чувство страха, которое меня оберегает и помогает заботиться о себе - это нормальное человеческое чувство. И в этом чувстве есть реальная причина, есть здравый смысл. Это здравое чувство страха представляет собой предупредительный сигнал. Например: я вижу красный светофор, я боюсь попасть под машину и поэтому я не перехожу улицу. Если я вижу какую-то опасную ситуацию, я начинаю боятся, и я не захожу в нее. Так выражается здравое чувство страха.

Это чувство меня не парализует, не погружает меня в тревожность, которая могла продолжаться днями. В здравом чувстве страха есть связь с реальностью и есть реальная причина. Какая здравая реакция на страх? Здравой реакцией на страх являются конструктивные обдуманные действия. Я предпринимаю какие-то здравые действия для того, чтобы остаться в безопасности.

 

Страх как дефект

Страх становится дефектом моего характера, когда он меня полностью парализует. Страх, как дефект характера, полностью искажает восприятие реальности и мой взгляд на вещи. Я начинаю принимать решения или действовать неадекватно. Этот страх начинает полностью управлять мной, я захожу в одержимость.

Меня, как зависимого, страх приводил к безумию. И чем больше я боялся, тем более безумные поступки я совершал, мои действия были полностью отключены от реальности. Например, из-за страха быть брошенным, я мог разорвать отношения, или бросить человека первым, чтобы не позволить ему бросить меня в будущем. Или, например, я был готов находиться в разрушительных отношениях и угодничать, чтобы эти отношения на некоторое время избавили меня от страха. Но это всё не работало. И от такого поведения очень тяжело отказаться, так как моя болезнь является духовной болезнью.

В четвертом шаге я увидел корень этого: я являюсь существом, у которого страх является главным чувством. Я ни на кого не надеюсь: ни на других, ни на себя, ни на Бога. Например, когда я советовался с другими людьми, чтобы принять более правильное решение, я не мог довериться. Когда страх является моим дефектом, он либо парализует меня, либо управляет моими действиями. Состояние жуткой тревоги идет вместе со страхами точно также, как злость идет вместе с обидой.

В своей жизни мне нужно увидеть, как я действую, когда меня контролирует страх.

  • Как я действую на страхе не получить любовь?

  • Как я действую на страхе, что у меня не будет отношений?

  • Как я действую, когда боюсь не получить то, что мне хочется?

  • Как я действую, когда боюсь не удовлетворить потребность?

  • Как я действую на страхе, что меня обидят?

  • Как я действую на страхе, что человек выйдет из под моего контроля?

  • Как я действую на страхе, что обо мне подумают плохо?

  • Как я действую, когда боюсь, что меня не примут?

Мои страхи заставляли меня употреблять людьми, употреблять поведением, чтобы обеспечить себе иллюзию безопасности. Всю жизнь я пытался найти каких-то сильных личностей, чтобы спрятаться за ними. И знаете, что выходило из этого: у этих сильных личностей я видел еще больше слабостей, чем было у меня.

Я помню, как разговаривал со своей матерью во время написания четвертого шага. Она мне рассказывала, что я в детстве вообще никуда не отпускал её, и как я орал, бился и истерил, когда она уходила. Этот страх шел со мной с самого детства. Со временем, употребление стало лекарством от этих тревог. Когда я употреблял, я переставал чувствовать беспокойство и страх. Употребление позволяло мне делать вещи, которые я не был способен сделать трезвым из-за своих страхов.

Мне нужно ясно увидеть, в каких местах эти страхи начинают управлять моими действиями или, наоборот, парализует меня. Вот очень простой пример: идет собрание, и я записываюсь в список тех, кто хочет высказаться. И еще до того, как этот список доходит до меня, у меня открывается диалог в моей головой. В этот момент меня больше всего интересует не то, что я скажу, а как на меня посмотрят и как меня воспримут после этого. Я переживал до такой степени, что за два высказывания до моей очереди, я сбегал.

Давайте посмотрим, откуда начинается эта атака страха. Что происходит перед тем, как я начинаю делать какое-то действие? У меня начинается внутренний диалог, поток мыслей. На языке программы это называется «самоконцентрация». И под этой самоконцентрацией всегда прячется какой-то страх. Самоконцентрация и страх идут всегда вместе, как муж и жена. Не существует самоконцентрации без страха.

Если я начинаю жить в самоконцентрации и страхе, я отключаюсь от веры, от Бога, и самое главное – я отключаюсь от себя. Я сразу же начинаю делать окружающих людей божествами. И когда я делаю божество из человека, он становится для меня большим, важным и могущественным. Я начинаю думать, как он на меня посмотрит, как оценит, и что будет думать обо мне. Я даже не замечаю, как я отдаю этому человеку пульт управления от самого себя. Мне становится очень важно его мнение о себе, и я забываю, что передо мной находится всего лишь обычный человек, забываю, что мне достаточно быть самим собой, и не надо никого строить из себя.

 

Страх это часть личности любого человека

На сегодняшний день, после глубокой работы по Четвертому шагу, я вижу, что страх это нормальная часть личности. Все люди чего-то боятся. Я не встречал человека, у которого нет абсолютно никаких страхов. Я живу обычной человеческой жизнью, и у меня есть какие-то переживания и волнения; например я задумываюсь, что будет со мной. Что будет с моей жизнью? Я задумываюсь, что будет с моими отношениями? На сколько будут удовлетворены мои потребности? Как я себя буду чувствовать в определённых ситуациях? Что будет с моими детьми, что будет с моим заработком, что будет с моим здоровьем, что будет с моими родителями? Эти мысли для меня есть нормальное мышление, пока оно не разрушает мою жизнь. Я не могу жить в нашем мире, в котором может произойти всё что угодно, и не задумываться что происходит. Но то, что делают моя болезнь зависимости и мой эгоизм с этими мыслями - это не ненормально.

Я могу описать свою духовную проблему многими способами. Я могу сказать, что моя  болезнь это болезнь преувеличенных страхов, которые контролируют мою жизнь. Эти страхи наполняют меня большим количеством беспокойства, и я теряю всякую способность жить сегодняшним днем, начинаю контролировать, захожу в одержимость и неуправляемость в попытках заставить окружающий мир быть таким, как хочется мне.

На сегодняшний день я вижу, что я духовно больной человек, бессильный зависимый, у которого есть тяжелая духовная проблема; большая часть от этой проблемы - это мои страхи. Но также, а пришел к убеждению, что несмотря на это, я могу жить абсолютно полноценную жизнь, благодаря тем инструментом, которые мне дает Программа.

Если на меня посмотреть внешне, на то как я живу в социальной сфере, по мне невозможно сказать, что я зависимый. Эта внешняя “нормальность” - есть на самом деле результат работы по Программе, и мне важно не забывать, что мое духовное заболевание неизлечимо. Мне важно не забывать, что именно благодаря продолжению духовной работы по Программе, я могу жить полноценную человеческую жизнь. Срок моего выздоровления ни о чём не говорит, весь вопрос заключается в том, что я делаю сегодня.

На своём опыте я увидел, что происходит, если я отключаюсь от программы, если я теряю контакт с силой более могущественной чем моя: в моей жизни начинается такое количество страхов, что я не способен с ними нормально жить.

 

Мой страх шёл с самого детства

У меня с самого детства, с 5 или 6 лет, с того возраста с которого я себя помню, были постоянные страхи, постоянное беспокойство, что обо мне подумают. Я боялся показать себя тем человеком, которым я являюсь, боялся показать свою чувствительность и ранимость. Также, я всегда боялся себя плохо чувствовать, что мне будет плохо, что мне будет слишком тяжело, и я не справлюсь. Эти страхи потом проявлялись как нервное состояние, состояния высокой самоконцентрации, всегда было очень много мыслей в голове, и я вёл постоянные диалоги с самим собой.

С самого детства я пребывал в заблуждении : я рассчитывал только на себя, да и на сегодняшний день это не ушло полностью. Мне казалось, что если я откажусь от попыток контролировать свою жизнь, то моя жизнь станет просто невыносимой, и я останусь несчастен. Мне казалось, что весь мир стоит на моих плечах, и я должен как-то это всё вывозить. Работа по Шагам мне показала, что именно в этом заблуждении рождаются мои страхи. Мои страхи(как дефект) - это просто результат того, что мой эгоизм гребет на себя слишком много, и я начинаю играть роль Бога. Мой эгоизм почему-то считает, что он может повлиять на то, что вы подумаете обо мне. Мне всегда казалось, что после общения со мной, у других людей должно быть хорошее настроение, и они должны быть радостны, и хорошо обо мне отзываться. Мне казалось, что я должен был предотвратить многие из проблем, которые происходит в жизни у других людей. Но ... кто сказал, что так должно быть? Это всего лишь мои иллюзии моего эгоизма. Пребывая в этих иллюзиях, жизнь становится невыносимо тяжелой, и страх не справится пропитывает всю мою жизнь.

 

Концепция наказывающего Бога

Я хочу заглянуть в свою личность и понять, откуда происходит концепция наказывающего Бога? Почему я так упорно держался за эту концепцию? С самого детства мне прививали моральные правила, которые привели к тому, что я накопил много обид. Мораль мне говорит : “говорить об обиде на родителей это аморально, это неприлично”. Что происходит, если я не говорю об обиде на человека? Я не могу построить с ним отношения. До того как я могу построить отношения с родителями, мне потребовалось говорить о всех глубоких и нелицеприятных обидах на родителей, которые у меня были. О большинстве из них я не говорил напрямую с родителями, а работал в 4 - 9 Шагам. Точно так же, для того чтобы я смог построить отношения с Богом, мне потребовалось говорить о всех обидах на бога, которые у меня были. Обиды на жизнь, на окружающий мир, на ситуации, которые я не могу изменить, обиды типа “почему это происходит так?” и “почему это происходит со мной?” в конце концов выливаются в обиду на Бога. Я обвиняю силу, более могущественную, что в моей жизни мне не комфортно по той или иной причине.

В детстве, связь с родителями является самой важной; родители являются для ребенка самыми важными людьми в этом мире, ведь они те, кого ребенок встречает в первую очередь в своей жизни. Если в связи со своими родителями я начинаю чувствовать, что я не могу на них положиться и опереться, то у меня начинается чувство страха. Со временем, я начинаю распространять этот страх на окружающий мир и свою высшую силу, я не могу верить, я не могу надеяться. И у меня начинает вырабатываться позиция, что я не могу ни на кого надеяться, что мир плохой, что на Бога нельзя рассчитывать. И вот такому человеку очень сильно подходит концепция наказывающего Бога. Самоконцентрация и концепция наказывающего Бога очень сильно формирует мой страх.

Я был уверен, что за это Бог точно может меня наказать, и это была та мораль, которую мне привили. Я не мог понять, что пока я не начну говорить о том, что у меня произошло и происходит, я не смогу приблизиться к этим людям. Пока я не открыл свои обиды, я продолжал их ненавидеть, ну и конечно, ни о какой любви к ним речь идти не могла. Я был очень далеко от этих людей и постоянно вынашивал планы мести, обвинял, никогда не замечая эти механизмы поведения.

Моя концепция наказывающего Бога была настолько сильна, что я даже боялся говорить о тех чувствах, которые я испытываю к своим родителям. Когда я открывал рот, чтобы сказать что-нибудь, мне его закрывали под тем предлогом, что я говорю якобы какие-то глупости. Моими словами пренебрегали. Когда я говорил о какой-то своей трудности, все сразу же начинали какое-то “соревнование трудностей”, говорили, как им тяжело и плохо. Так я начал ощущать, что я не важен для своих родителям, что я им не нужен, и конечно же, это ощущение распространилась и на Бога. Я начал верить, что последний человек, на кого Бог обратит внимание - это я.

Со временем, я увидел, что концепция карающего Бога обслуживала мое отрицание, мои обиды, мое отсутствие откровенности и отсутствие смирения. Каждый раз, когда я вижу причину своих проблем в ком-то другом, каждый раз, когда я обвиняю в своих проблемах кого-то другого, я боюсь посмотреть на свою часть, на то, что я должен делать в этой ситуации. Я увидел, как концепция карающего Бога подпитывала мою нечестность, мои предубеждения и мое своеволие. Каждый раз, когда я обвиняю кого-то или что-то, человека или Бога, в своих трудностях или проблемах: это происходит из-за того, я просто не хочу или я не готов решать свои проблемы и заниматься своей жизнью. Я просто стараюсь перекинуть ответственность на кого-то другого. Именно поэтому, концепция карающего Бога очень сильно “подходила” моему эгоизму.

Я вырос в доме, где от матери я постоянно слышал: «Уф-уф, как мне всё надоело, у меня нет больше на тебя сил, ох, как ты мне надоел». Это оставило во мне ощущение, что я всех утомил, что и Богу я тоже надоел, и ему точно не до меня.

Когда я нахожусь со своими детьми, я обращаю на то что я говорю пристальное внимание. Я знаю на своём опыте, что такое поведение оставляет очень тяжелые травмы. Эти выражения, типа, «У меня нет больше терпения на тебя», показывают моим детям насколько мне всё надоело. Это показывает, что я страдаю от них. С одной стороны я хочу, чтобы у меня было много детей, но чтобы они приходили ко мне на один час в неделю. Я хочу, чтобы у меня были дети, но чтобы ими занимался кто-то другой. Я хочу таких отношений, где было бы все для меня, и я мог делать только то, что захочу.

Со временем своей работы по программе я осознал, что концепция карающего Бога начала у меня меняться. Я на собственном примере могу вам сказать, что эта программа приводит нас к такому росту, что чтобы ни делали окружающие меня люди, это уже меня не убивает, это не влияет на меня настолько сильно, как в прошлом. Действия других людей продолжают влиять на меня, они отражаются на мне разными чувствами, но это перестало меня убивать. Работа по Программе меняет мой внутренний мир.

 

Страх порождает контроль и одержимость

Что делает с нами страх? Когда я нахожусь в страхе, я начинаю постоянно думать о том, «Что я могу потерять из того, что у меня есть?» или «Что я могу не получить, из того что рассчитывал?»

Контроль, о котором мы постоянно говорим в программе - это проявление страха в моей жизни. Контроль - это проявление мой одержимости, моего влечения что-то получить или удержать что-либо. Я становлюсь одержим идеей либо что-то получить, либо что-то удержать. В главе «Кто такой зависимый?» написано: «Мы жили для того, чтобы употреблять, и употребляли, чтобы жить. Зависимый – это мужчина или женщина, чья жизнь подчинена болезни зависимости». На самом деле: я могу употреблять страхом, точно также как наркотиками. Я постоянно бегу от какого-то страха потерять что-то, или же страха не получить что-то другое. Потом, мое сознание переключается на какой-то другой объект употребления. И так получается, что я постоянно живу одержимостью.

Вы знаете, есть такие люди, которые постоянно все копят, копят, копят. И знаете, в начале своего выздоровления, мне хотелось спрятать свои достижения от других, я боялся их потерять. Откуда приходит эта любовь к накоплению, к складированию? Почему я хочу копить? – Потому что я боюсь потерять то, за что я держусь. Мне постоянно кажется, что мою безопасность могут нарушить.

В своей работе по программе, крайне важно замечать периоды, когда я начинаю за что-то одержимо держатся. Мне важно видеть, как начинает меняться моя личность и мое поведение, когда я чувствую страх. Я знаю по себе, что когда я живу в страхе, я очень агрессивен, я нападаю, я очень много злюсь, очень много обвиняю. Я был заядлым критиком, я очень много критиковал, и я очень много оправдывал, я очень много защищался. В своей жизни я не мог принять ни слова критики. Такое поведение было результатом страха.

У меня есть планы на свою жизнь, есть мой сценарий для себя, есть мой сценарий для второй половины, есть сценарий для детей, есть сценарий для реализации себя как личность. Эти сценарии есть моё своеволие, их построил мой эгоизм. Это мои иллюзии, иллюзии моего эгоизма. Мой эгоизм начал придумывать, как он хочет чтобы выглядела моя жизнь и окружающий мир. Мой эгоизм создает иллюзорный взгляд на себя, который не основан на реальности. По этой иллюзии развиваются мои эгоистичные желания, эгоистичные сценарии по поводу того, как должны выглядеть мои отношения, как должны выглядеть отношения в семье, кем должны стать мои дети, каких достижений я должен добиться на работе и так далее.

Реальность - это сила более могущественная, чем я. Когда мои эгоцентричные планы и сценарии на мою жизнь ставятся под вопрос силой более могущественной, чем я, меня начинает пронзать страх, злость, недовольство, негодование, ненависть к себе и к окружающим. Как только реальность и окружающие люди начинают хоть как-то угрожать моим эгоистичным планам, желаниям и ожиданиям, я начинаю чувствовать страх, меня начинает нести в безумие, я начинаю пытаться контролировать. Чем больше я полагаюсь на свой эгоизм, тем больше у меня будет страха в жизни. Это все выплескивается на голову других людей, чаще всего самых близких. Чужих людей я боюсь обижать, потому как они могут поставить мне границы, а близкие люди будут меня терпеть.

Что я чувствую, когда рушатся мои убеждения, и мои мнения о том, как должны выглядеть мой брак, воспитание моих детей, мои отношения и моя жизнь в целом? Я чувствую страх. Этот страх заставляет меня пытаться контролировать свой брак, свои отношения, свою жизнь. Когда мои попытки контролировать не приносят результата - я страдаю. Страдания - это результат моих желаний, предубеждений, моих ожиданий и безумного поведения. Эти страдания дают мне понять, что мое поведение не работает. Особенно это видно в отношениях.

 

Страх происходит из-за того, что я опираюсь на свой эгоизм

Взглянув на это всё, я вижу, что причина моего страха это моя привычка слишком сильно полагаться на свой эгоизм. А решение для моих страхов заключается в том, чтобы я начал полагаться на силу более могущественную чем я, на Бога, как я его понимаю, на духовные принципы 12 шагов.

Эгоизм это часть меня, и для меня, как для человека, начавшего выздоравливать по 12 Шагам в возрасте около 28 лет, “опираться на свой эгоизм” лежит в основе моего мышления. Мой эгоизм, как и мои дефекты характера близки ко мне так же, как пить и есть. Из-за этого, мышление основанное на эгоизме, и страх, который появляется в результате такого мышления - это самое естественное что будет в моей жизни, если я не занимаюсь духовной работой. Это всё показывает мне, насколько я на самом деле бессилен перед страхом.

Любой Шаг, так или иначе, требует от меня изменений. Страх перед любыми изменениями относится к моему недостатку веры. У меня есть недостаток веры, и из-за этого я боюсь неизвестности. Боялся бы я изменений, если бы я полностью верил в заботу Бога о своей жизни? Волновало бы меня что-то в жизни, если бы я обладал 100 процентной верой в заботу Бога? Нет. Все мои страхи перед изменениями относятся только к недостатку веры. Именно глубокая вера в то, что Бог позаботится о моей жизни, позволяет переживать изменения, а не держаться отчаянно за старое поведение. Именно поэтому, в Программе мы работает над укреплением своей веры, чтобы у нас была возможность меняться.

И так получается, что недостаток веры, который заставляет меня слишком сильно опираться на свой эгоизм, порождает страх. Поэтому, я для себя определил, что недостаток веры(или слабая вера), является одним из самых главных моих недостатков.

 

Угодничество и ожидания

Моё угодничество это проявление дефекта страха: я боюсь поставить границы, боюсь отказать; боюсь сказать «да», когда надо сказать «да»; боюсь сказать «нет», когда надо сказать «нет». Я боюсь, что от меня откажутся. Я боюсь, что если я откажу человеку, или как-то по другому покажу свои настоящие потребности, или же поставлю ему границы - то мне скажут, что я оборзел, возмутятся: «Да что это значит?!»

Угодничество - это действия в корне которых лежит страх: страх быть оставленным, страх что человек не будет делать то, что мне хочется, страх что человек выйдет из под моего контроля. В отношениях мне очень важно проверять свои мотивы, не отдаю ли я всего себя из-за своего угодничества. Когда я угодничаю - я пытаюсь проманипулировать человеком.

Угодничество может проявляться, как слишком большая активность в отношениях, я слишком много делаю, и в корне моих действий, опять же, лежит именно страх. Страх быть отвергнутым, страх не получить внимание, страх не получить принятие. Моё угодничество это действия с расчётом что-то получить от другого человека. Я могу хотеть получить внимание, хотеть чтоб человек принял мою сторону в каком-то споре, чтобы человек оказал мне особое внимание, или близкое общение. Угодничая, я начинаю что-то делать для другого человека с ожиданием, и если я не получаю взамен то, на что я рассчитывал - я начинаю обижаться, злиться и обвинять.

Если я что-то делаю в отношениях исходя из страха или исходя из угодничества, это все равно что сесть с чековой книжкой и начать проверять, сколько я сделал, и сколько мне сделали. Я начинаю ожидать, когда же вернется результат моих действий, когда я получу что-то обратно. Такие отношения превращаются в большое огорчение и страдание.

Сегодня у меня нет чековой книжки ни для одного человека. Я не ожидаю ничего от других людей. Если что-то приходит ко мне от другого человека – это нормально; но если мне ничего не приходит – это также нормально.

 

Зависимость от страха или от Бога

За первый год моего выздоровления меня спонсор научил одной очень важной вещи; он объяснил мне, что зависимость – это рабство, быть зависимым  – это быть рабом. И у меня есть только два варианта на выбор: либо я буду рабом своей зависимости, либо я буду зависеть от Бога. И я выбрал зависеть от Бога. Сначала я делал так из-за безвыходности, потому что мне показали истину, которая заключается в том, что ничто другое мне не поможет. Мне понадобилось несколько лет, чтобы я начал видеть огромную пользу от такого образа жизни. Сегодня я делаю это по доброй воле, исходя из своей свободы. Это и есть моя свобода! И это наполняет огромным смыслом мою духовную жизнь. Я сказал, что я именно выбрал зависеть от Бога. Этот выбор, как и признание что я зависимый, должен сделать я сам добровольно. Меня невозможно заставить это сделать, это должно исходить от меня.

Идея смирения Седьмого шага не означает, что мне нужно искоренить полностью свой страх перед изменениями, ничего полностью искоренить невозможно. Процесс избавления не является какой-то попыткой выкорчевать или искоренить что-то. Выкорчевать или искоренить что-то это попытка отрицать или подавлять некоторые части своей личности.

В процессе выздоровления я даю Программе, Богу, как я его понимаю, работать над своими страхами. Мне нужно жить вместе с этим страхом и препоручать его. В работе по Седьмому Шагу мы понимаем, что страх – это наш дефект, мы молимся, мы препоручаем этот страх Богу, как мы его понимаем. Мы стараемся найти мужество для того, чтобы поступить по-новому. Для того, чтобы что-то изменить, мы совершаем действия на вере. Если я пришел к седьмому шагу, я уже знаю многое о моей личности, я знаю свои сильные и слабые стороны. Я знаю свои дефекты и положительные стороны. Я знаю, что это всё – мои части личности. В Седьмом Шаге написано, что наши дефекты характера, наш страх - стали силой более могущественной, чем мы. Когда мы приходим к этому осознанию, мы приходим к смирению.

Что может вывести меня из состояния смирения? В первую очередь это проявления моей гордыни. Мы знаем по себе, что когда кто-то начинает нас критиковать, наша первая реакция будет либо начать оправдываться, либо начать атаковать. Это проявления нашей ущемленной гордыни. Эти реакции есть противоположность от смирения.

В программах некоторых реабилитационных центров есть тренинг, когда человека сажают в круг, пятнадцать человек вокруг него, и эти пятнадцать человек начинают говорить этому человеку все, что у них есть против него, и ему нельзя никак на это реагировать. Когда я был в этой программе, я постоянно занимал место в кругу. У меня было очень много старых привычек, проявлений старого поведения, поэтому меня постоянно ставили в центр круга. Целью этого упражнения было донести до человека его недостатки характера, а также научить его проживать чувства, которые возникают при критике со стороны окружающих. Когда меня кто-то критикует, я внутри себя чувствую, что я не в порядке, что я плохой. Эти ощущения подталкивают меня атаковать второго человека, или начать оправдываться.

Мне очень важно самому понимать, почему я хочу атаковать человека? Я начинаю атаковать человека, потому что с самого детства я чувствовал страх сделать ошибку, страх быть тем неидеальным человеком, страх быть тем, кем я являюсь. Я вырос с ощущением, что мне запрещено ошибаться. Почему я постоянно пытаюсь контролировать свое поведение? Почему мне так сложно отпустить контроль окружающего мнения о себе? Это происходит именно из-за страха быть отвергнутым или осужденным другими людьми. Мне так сильно не хватало безусловного принятия в жизни, и это то, что меня больше всего притянуло на встречах АН.

 

Работа в Программе над страхами

Когда я пришел на программу, я увидел, как я себя веду в группе людей. Я был уверен, что люди меня отвергнут, если я раскрою свои страхи, обиды, и те ситуации, которые со мной произошли, и расскажу кем я являюсь на самом деле. Поэтому, в начале своего пути я приходил к своему спонсору и, когда хотел услышать обратную связь, я ему говорил: «Ты знаешь, меня послали к тебе поинтересоваться, что бы ты посоветовал человеку, который попал в такую-то ситуацию?» Мои секреты, которые я боюсь рассказывать, - это очень опасная вещь. Почему в программе говорят, что мои секреты могут меня убить? Потому что когда я остаюсь наедине со своим секретом, я не являюсь самим собой, я живу в отрицании, живу в масках.

Работая по Программе, я не ставлю цель полностью искоренить страхи, также я не могу бороться своими силами с этими состояниями тревоги и страха. То что я делаю на Программе – я препоручаю эти состояния, обращаюсь за помощью и стараюсь действовать правильно несмотря на страхи. Работа по Программе со страхом заключается в том, что я не позволяю страху руководить моими действиями. Я стараюсь принять правильное решение и совершить правильное действие несмотря на страх. И я заметил очень интересную закономерность: чтобы принять решение и начать действовать, мне необходимо бросить себя в эти действия. Когда в своих действиях я руководствуюсь страхом, я покидаю Бога. Вместо этого, мне надо руководствоваться волей Бога и действовать несмотря на страх. Так получается, что я позволяю Богу повлиять на мою жизнь. Развивая убеждение, что сила более могущественная может вернуть меня к здравомыслию, я начинаю верить, что смогу жить конструктивно несмотря на страхи. Мои страхи не уйдут сразу после Второго Шага. Поэтому в Третьем, я должен дать Богу повлиять на мою жизнь, несмотря на мои страхи.

Как я смогу начать жить конструктивно несмотря на страхи? Если я подключен к Богу, я могу совершать действие, основанное на мужестве, даже если все мое существо пропитано страхом. И может быть, в этот момент я не чувствую поддержки Бога, потому как страх искажает мою реальность, но я все равно поступаю по-новому, потому что в Третьем шаге я обрел любящего и заботливого Бога. Поступая по новому опираясь на веру, я освобождаюсь от влияния страха на нашу жизнь. Страх становится чувством, он перестаёт быть дефектом характера, который контролирует мою жизнь.

В главе «Кто такой зависимый?» написано, что наше выздоровление не происходит по мановению волшебной палочки. Наше выздоровление не происходит за один день. Я не могу составить список страхов, поделиться с вами этими страхами, и эти страхи навсегда меня оставят. Так не происходит. Со страхами происходит тот же самый процесс как и с желанием употреблять. Я могу хотеть употреблять, но я не употребляю и перепоручаю свое желание употреблять Богу. В свое время я был освобожден от этого желания.

Я не контролирую время, когда я стану от свободен от желания употреблять, или освобожусь от страхов. Я только могу продолжать действовать правильно несмотря на страх, и я буду избавлен от него в своё время.

У меня была рекомендация делится своими страхами с другими выздоравливающими людьми. В течение трех-четырех лет мы делились в нашей группе поддержки друг с другом своими страхами по телефону. Мы каждый день составляли по дню списки страхов и каждый день читали эти списки страхов друг другу и препоручали их.

Принятие нас такими, какими мы есть, которое присутствует на группах, это очень важный инструмент в избавлении от страха. Давайте посмотрим на то, что происходит на встречах. Я прихожу и говорю: «Я упал. Я употребил». И я слышу в ответ: «Любим тебя. Продолжай приходить». Я прихожу на собрание и говорю, что я разбил весь дом, и что я слышу в ответ? – «Любим тебя. Продолжай приходить». Я прихожу на собрание и говорю, что я избил членов своей семьи, и что я слышу в ответ? – «Любим тебя. Продолжай приходить». Я прихожу на собрание и говорю, что я не встал на работу, мне говорят: «Любим тебя. Продолжай приходить». Я прихожу на собрание и говорю, что хочу убить свою супругу, и что я слышу в ответ? – «Любим тебя. Продолжай приходить». И мне сначала трудно поверить в эти слова, потому что я привык к обратному. Я привык, что мое окружение оценивает меня по моему поведению.

Неважно, в какое двенадцатишагавое сообщество мы пойдем, или в Анонимные Обжоры, или в Созависимых, или в Анонимных Игроманов, мы придём к одной и той же идее. Пока я не приду к осознанию, что у меня есть духовная болезнь, которая лежит в корне моего разрушающего поведения, я не смогу прийти к выздоровлению. Я очень часто наблюдаю, как люди приходят на программу, и я вижу сопротивление этому факту. Почему человек сопротивляется? Почему человек отказывается это замечать? Потому что человек боится. Если бы человек не боялся  увидеть свою духовную проблему, и признать, а затем принять свое бессилие перед этой проблемой, то он бы не отказывался, не сопротивлялся бы и не отрицал.

 

Как делится о своих страхах?

Сейчас я хочу поговорить о том, как я общаюсь со своим спонсором. Когда я звоню своему спонсору, я не начинаю диалог с каких-то долгих бабушкиных рассказов, какой я бедный, как меня обидели, и как меня недолюбили. Это мои больные чувства, мне нужно их перепоручить. Я начинаю с того, что передаю спонсору суть ситуации, и самое важное для меня рассказать, как я отреагировал и что я сделал. В разговоре с ним, мне важно услышать его взгляд на ситуацию, его оценку со стороны. И чаще всего мне спонсор говорит: «Оставь этого второго человека. Он не твоя проблема. Давай сфокусируемся на твоих действиях». То что у меня просыпается внутри – во мне сразу же просыпается сопротивление. Когда меня спонсор просит оставить второго человека и посмотреть на себя – я сразу начинаю сопротивляться. Откуда берется это сопротивление? Потому что моя болезнь слышит эту рекомендацию как критику моих действий, типа: «Поведение другого человека в порядке. Он хороший, а ты плохой». Я воспринимаю именно так потому что, я слышал это в прошлом, слышал это с детства.

Одна из самых важных вещей, которая написана в нашей литературе, это то что я не плохой человек, но у меня есть духовная проблема, за которую я должен взять ответственность. И если я не плохой, то мое поведение не безнравственное, оно просто не правильное, больное. Неуправляемость в моем поведении проявлялось как результат от бессилия, а не из-за того что я плохой человек. Для того чтобы начать жить по новому, мне надо опираться на программу, а для этого мне нужно в полной мере принять свою духовную болезнь. И то, что мешает мне в полной мере принять свою болезнь, это страх, что я окажусь в новой непонятной и незнакомой для меня реальности. Так же, принятие своей проблемы означает, что я на самом деле не умею жить, что я на самом деле зависимый, который потерял контроль над жизнью, и меня это пугает.

 

Желания и потребности

Есть огромная разница между моими потребностями и моими желаниями. Мои желания  - это бездонная бочка, которую невозможно наполнить. Я буду постоянно хотеть то, что у меня сейчас нету. И когда я начинаю слишком сильно концентрироваться на своих желаниях, я наполняюсь недовольством и теряю благодарность. Когда я живу в своих желаниях, я вообще перестаю видеть что у меня есть в жизни.

Мои потребности - это что-то совершенно другое. Мои потребности - это то, что мне требуется для жизни без употребления и без разрушения: потребность в эмоциональной безопасности, потребность в солидарности, контакт с духовной силой, из которого я беру силы продолжать делать свою часть в своей жизни. Когда эти мои потребности удовлетворяются, мои внешние потребности сводятся к их настоящему размеру.

В Одиннадцатом Шаге написано, что Бог удовлетворит все наши потребности, если мы позволим ему это сделать. Что означает, “если мы ему позволим” это сделать? Для меня это означает, что я должен на самом деле препоручить свою жизнь заботе Бога, как я его понимаю.

Одни из самых сильных моих страхов заключается в том, что я боюсь, что мои желания будут не удовлетворенным, и я буду чувствовать себя плохо. Я заметил, что когда я не позволяю Богу направить меня на правильный путь для удовлетворения своих  потребностей, мои страхи начинают толкать меня на больные пути удовлетворить свои желания. И это всегда приводит к тому, что я начинаю пытаться брать контроль и нарушаю естественное течение вещей в моей жизни. В результате этих действий, я начинаю приносить боль и страдания другим людям. Другие люди начинают платить мне той же монетой и приносить боль и страдания в мою жизнь. Жизнь, построенная на своеволии, не может быть успешной. Такая жизнь почти всегда приводит нас к столкновениям с другими людьми, обстоятельствами и событиями. Так происходит в любой сфере жизни, в которой мы пытаемся удовлетворить свои желания больными путями.  

 

Если бы я на самом деле доверился Богу

Что было бы, если бы я на самом деле поверил в то, что написано в нашей Программе? Мне обещают, что все мои потребности будут удовлетворены. Мне обещают это! Мои потребности будут удовлетворены - это означает, что моя жизнь сложится так, как она должна сложиться, и что я получу в свое время все, что мне нужно для жизни, не больше и не меньше. Если бы я на самом деле доверился Богу, у меня было бы намного меньше страха “как я буду себя чувствовать”, когда реальность перестает соответствовать моим ожиданиям.

Третий и Одиннадцатый Шаги говорят именно о наполнении моих потребностей, а не желаний. И если я на самом деле верю в обещанье Третьего и Одиннадцатого Шагов, то мне вообще не за что переживать в этой жизни. Если я обладаю способностью на самом деле опираться на веру, если я верю в то, что в моих отношениях всё сложится наилучшим образом, то почему я должен бояться, что мои семейные отношения рухнут?  Зачем мне контролировать поведение своих членов семьи, когда они ведут себя не так, как я хочу? Если я верю что в финансовой сфере, в личной реализации, в реализации своего потенциала я могу полностью полагаться на волю Бога, и Бог даст мне в своё время всё, что мне требуется для моей жизни, нужно ли мне переживать за свою работу или какие-то другие реализации? Если я верю на 100% в обещания Программы, то мне точно не надо переживать и боятся "что со мной будет". Я могу просто расслабится и наслаждаться путешествием, я могу доверится Богу, как я его понимаю, что он ведет меня именно в то место, в которое я должен прийти.

Это понимание даёт мне правильный ориентир. Обещания Программы направляют меня укреплять свою веру. Мне надо препоручать больше и больше под заботу любящей высшей силы. Знаете, если бы я верил на 100%, то я бы жил сегодня абсолютно другой жизнью, я жил бы полностью духовной жизнью. Я на сегодня знаю, что я иду в правильном направлении, несмотря на то, что я до сих пор поступаю исходя из страха. Может быть не в каждой ситуации, но довольно часто в моём поведении проявляются все дефекты характера, и в каждом из этих дефектов характера есть доля страха.

В Шестом шаге я осознаю, что именно страх изменений приковывает меня к старому поведению. Я боюсь меняться, я боюсь поступить по-новому, я боюсь прожить ситуацию без дефекта. Когда я обижен, я боюсь, что если я не отреагирую агрессивно, то этот человек сядет мне на голову. Я боюсь пострадать, боюсь что буду себя плохо чувствовать, боюсь начать жить по-новому, и поступать наоборот от своих дефектов.

Если бы я полностью препоручил свою жизнь заботе Бога, как я его понимаю, то у меня был бы этот страх прожить ситуацию без недостатков? Нет, потому что препоручение даёт мне уверенность в том, что я прохожу в своей жизни именно то, что я должен. Препоручение даёт мне уверенность, что, обращаясь за помощью, я смогу пройти это чистый, без своего больного поведения.

Мои эгоистичные желания очень просты : я хочу чтобы все делали то что я хочу, и тем самым удовлетворяли мои желания. Но где-то в глубине себя, я на самом деле понимаю, что не всем моим планам суждено сбыться. Не суждено мне стать королем этого мира, не суждено мне осуществить все свои эгоистичные желания. Моё заблуждение в том, что мне постоянно кажется, что я буду счастлив, только если все окружающие люди будут делать то, что я хочу. Мой страх происходит от того, что я опираюсь слишком много на свой эгоизм в своей жизни. Я опираюсь слишком много на свои ограниченные человеческие силы.

 

Поступать по новому

Я страдаю когда живу по-старому. Что означает “поступить по-старому”? Поступить по-старому означает для меня поступить так, как хочет моя болезнь, как подталкивают меня поступить мои больные чувства. “Действия по-новому” - это действия наоборот от того, что хочет моя болезнь. “Действия по-новому” - здесь нет никаких хитрых схем, это действия диаметрально противоположные от позывов моей болезни. Вера приходит когда я поступаю "по-новому". Если болезнь хочет чтобы я говорил неправду, мне нужно говорит правду! Если болезнь хочет чтобы я употреблял сексом, мне нужно препоручить удовлетворение сексуального инстинкта. Если моя болезнь одержимо гонится за вниманием какого-то человека, мне нужно препоручить  отношения с этим человеком и не делать ничего, чтобы добиться его внимания. Выздоровление - это поступать наоборот от болезни. Моя вера - это моя способность поступать по новому, наоборот от болезни несмотря на страх.

Моя розовая мечта, как зависимого человека, который не любит преодолевать трудности - это просто прийти к какому-то состоянию, в котором я буду избавлен от страха каким-то чудом. Я хочу чтобы произошло чудо, которое избавит меня от дефектов характера(и страха), чтобы мне не пришлось поступать вопреки этим дефектом, чтобы мне было легко. И мне кажется, что так я приду к вере. Но на самом деле, этого никогда не случится, потому как мой страх не уходит от какого-то чуда. Страх уходит только когда я действую по-новому, действую ”как будто”. Действия “как будто” - это действия “как будто я верю”, это действия вопреки страху, полагаясь на опыт впередиидущих и рекомендации Программы.

 

Вера выталкивает страх

Я не могу каким-то пониманием, логикой, интеллектом, рационалом, знаниями психологии избавиться от своих страхов, потому что страхи это что-то, что стоит в основе моей личности. И это проявляется настолько часто, что даже несмотря на то, что логикой я могу понимать, что всё будет в порядке, я чувствую эти беспокойство, дискомфорт и страх.

Моя вера - это моя способность полагаться на духовные принципы и поступать по-новому, несмотря на страх. Когда я работаю по Второму, Третьему и Седьмому шагу, то я обретаю возможность поступить один раз по-новому, несмотря на свой страх. Вера это намного сильнее чем моё понимание и логика.

На сегодня я верю в духовные принципы, я верю в программу 12 шагов. Это не пришло в мою жизнь само по себе. Мне пришлось начать делать действия безо всякой веры, чтобы обрести веру. Эта вера пришла ко мне только благодаря тому, что я делал рекомендации программы в своей жизни, и эти действия улучшили мою жизнь. На этой вере в Программу и в духовные принципы формируется моя вера в духовную силу, которую я называю Бог, как я его понимаю.

В моей жизни, вера не может прийти сама по себе, мне необходимо духовное переживание, на которое я смогу полагаться. Духовный опыт, который я получаю, когда я живу духовными принципами в каждодневных делах, формирует мою веру в общем, он формирует какое-то ощущение, что это работает. Выполняя рекомендации Программы, я приобретаю убеждение, что это на самом деле работает, что духовные принципы на самом деле меняют мне жизнь, если я руководствуюсь ими в своих действиях. От меня требуется только мое участие, требуется выполнить свою часть, а всё остальное вообще не в моих руках.

Моё мышление полагалось на мой эгоизм около 25 лет, до момента, пока я не начал работать по Второму шагу. В течении 25-ти лет, страхи управляли всеми моими действиями. С возраста, с которого я себя помню, я начал чувствовать беспокойства и страх. За все эти годы пока я жил, этот страх укоренился в моих костях, в моем мышлении. В таком состоянии, единственный способ развивать веру, это научиться жить со страхом, и стараться поступать по-новому. Поступая по-новому я приобретаю духовный опыт, и этот опыт складывается в копилку моего духовного опыта, на который я на самом деле могу потом опираться. Я чувствую, что именно этот опыт формирует со временем мою веру.

Есть притча о двух волках, которые живут в человеке : это моя Вера и мой Страх.  Какой волк победит? Победит тот волк, которого я кормлю больше. Нету здесь никаких хитроумных схем или волшебства. Мне нужно поступать по-новому опираясь на духовные принципы и это формирует мой положительный духовный опыт. Таким образом я получаю уверенность, что Программа не просто работает для кого-то там, я получаю опыт, что это работает именно для меня, для духовно больного бессильного человека. Моё решение - это подключение к вере, несмотря на страх. Подключение к вере появляется когда я поступаю по новому, несмотря на то, что всё моё больное нутро хочет поступить по-старому.

Моя вера не означает, что я больше не чувствую страх. "Я верю" - это означает, что я поступаю по новому, опираясь на духовные принципы, несмотря на страх. Процесс прихода к убеждению очень похож на то, как появлялась моя вера в то, что я смогу остаться чистым. Как я остался чистым? Несмотря на то, что я дико хотел употреблять, я звонил другим зависимым и шел на собрание и откровенно говорил о том, что я хочу употреблять. Желание употреблять - это самый большой террор моей души. Если я был избавлен от желания употреблять, то точно нет ничего в этой жизни, от чего меня не сможет избавить программа 12 шагов. Если я был избавлен желания употреблять, то не существует страха, от которого я не буду избавлен со временем.

С помощью своего контроля, я никогда не мог привести какую-либо сферу своей жизни к такому балансу, как у меня есть на сегодня. В выздоровлении я вижу, что когда я полагаюсь на ВС, совершенно необъяснимым образом, всё складывается наилучшим образом. Я не могу это объяснить,  и поэтому, я часто говорю “Бог, как я его ощущаю”, потому как я вообще не понимаю его, я не понимаю, как это работает.

По моей эгоистичной логике, если я пытаюсь что-то  контролировать и у меня ничего не получается, то что тогда будет с моей жизнью, если я полностью отпущу контроль в этой сфере? Мне кажется, что если я отпущу контроль, то вообще всё сгниет и развалится на куски, и я буду недоволен. Так у меня появляется страх, который заставляет меня пытаться контролировать в этой сфере какими-то бешеными усилиями, манипуляциями, попытками заставить других людей делать то, что хочет мой эгоизм. И так я становлюсь человеком, который спорит с реальностью, который пытается постоянно плыть против течения, и из-за этого теряет силы и озлобляется. Когда я прихожу ко дну в своих попытках контролировать, я понимаю что я живу просто в какой-то иллюзии контроля, которая дает мне чувство ложной безопасности. Страдая от самого себя, я становлюсь готовым выполнить Первый, Второй и Третий шаг. Я верю что Первый, Второй и Третий шаг это сердце любого изменения.

Все вспомогательные материалы к работе по 12 шагам - ссылка

Категория: Все о программе 12 шагов | Добавил: maxim (18.05.2017)
Просмотров: 1113
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Добро пожаловать
Ищи материалы и советуй другу
      
Мы на Фейсбук
      
Мировое единство
Flag Counter
      
Личные истории

Вот, в таком положении, без малейшего желания жить и надежды что это в принципе возможно, я лег в наркологию сбросить дозу, чтобы потом выйти, уколоться, и умереть от передоза. Я не чувствовал себя человеком. У меня никогда не было отношений, годами не было секса, я не был мужчиной, я не состоялся как работник и специалист, перестал быть сыном, другом. Я устал жить... 

Oт-туда я попал в одно место, государственную реб. структуру, куда приезжали Анонимные Наркоманы и говорили о группе в нашем городе. Они говорили, что у них получается жить без наркотиков. Перестав употреблять и оказавшись в социуме я не знал, как жить и ощущал себя ребенком. Пробыв в структуре три месяца, я пришёл в на группу. Это стало поворотным моментом.

В Первом Шаге я пришёл к тому что наркотики - это лишь следствие моего заболевания. Я увидел, что я могу быть абсолютным неадекватным и разрушать всё вокруг и самого себя даже без наркотиков. Смирился с тем что моё заболевание хроническое и выздоровление - это путь длинною в жизнь. Мне всегда придется уделять время программе Анонимных Наркоманов, если я не хочу вернуться в то существование, которое сопутствовало употреблению.
Личные истории. Далее

"Дорогие родители, братишки и сестрёнки, я служу в Польше, здесь тяжело и я прошу вас меня понять когда буду писать только каждые 2-4 дня, сегодня я пишу только для того, чтобы попросить вас прислать мне первитина.

Ваш Генрих"
9 ноября 1939 года
Это письмо будущего Нобелевского лауреата Генриха Бёлля родителям и оно не было чем-то необычным – солдатам вермахта с 1939 года выдавали первитин, бензедрин и изофан для бодрости, а когда им не хватало первитина – они просили родителей прислать им его. Родителям было несложно – в самом Рейхе первитин продавался открыто, даже в форме шоколадных конфет, которые прозвали “панцершоколаде” – “танковый шоколад” за то, что его охотно покупали солдаты.

Первыми испытателями первитина были 90 студентов, которые в 1939 году под надзором военного врача Отто Ранке принимали средство и выразили уверенность, что пилюльки им помогают быть бодрыми и энергичными, затем его получили танкисты и водители перед вторжением в Польшу, ну а после успеха порции первитина стали получать лётчики. Якобы именно первитин, бензедрин и изофан содействовали успеху блицкрига в Европе. Только за апрель-июль 1940 года вермахт получил 35 миллионов таблеток от фирмы “Кнолл” с инструкцией применять до 2 таблеток в день для бодрости. За период с 1939 по 1945 годы сотням тысячам немецких солдат было «скормлено» более 200 миллионов таблеток первитина. Большую дозу получили части, участвовавшие в захвате Польши, Франции, Голландии и Бельгии. В 1944 году в лагере Заксенхаузен была испытана новая чудо-таблетка D-IX для подводников. В её составе было 5 мг кокаина, 3 мг первитина и 5 мг оксикодона (обезболивающее). Кстати, испытуемые заключённые вовсе не были доходягами, а откормленными парнями спортивного вида. Благодаря таблеточкам D-IX экипажи подлодок могли обходится без сна до 4 дней.
Забавно, что создатели чудо-таблеток после войны были вывезены в США, где создали “таблетки бодрости” для войск в Корее и Вьетнаме. На базе первитина естественно. Только в 1966-1969 годах армия США проглотила 225 миллионов таблеток декстроамфетамина и первитина. Считается, что американские солдаты перестали официально “торчать” в 1973 году, в реальности – кто знает?

Александр Савицкий


Личные истории. Далее

Сегодня проснулся как обычно, в холодном поту, и понял: все, дальше я так не смогу. Каждую ночь я вижу один и тот же сон, каждый раз я просыпаюсь с криком и в слезах. У меня больше нету сил держать это в себе

Личные истории. Далее
Сделай 10 шаг
http://nam-poputi.ucoz.ru/tests/0-62-0
Прочти ежедневник
http://www.na-russia.org/egednevnik/
Наркомания|Новости
      
נרקיסים
      
А.А.
                           
Сколько тут?
Онлайн всего: 5
Гостей: 5
Пользователей: 0