Воскресенье, 20.01.2019, 10:25

Нам по пути

Каталог файлов

Главная » Файлы » Спикерские выступления .

История израильского Сообщества АН в личных историях
24.12.2017, 22:26


Первые Встречи АН в Израиле

К вашему вниманию - Справка об АН в Израиле

“...14 февраля 81 года в 19 вечера я пришёл на программу АА. На тот момент, у меня была серьёзная проблема: я употреблял все вещества, которые изменяют настроение, наркотики, таблетки, алкоголь. Я не знал тогда о программе АН, но я познакомился с программой 12 Шагов. На группах АА говорили в основном о проблеме алкоголизма. Довольно быстро я понял, что если программа 12 Шагов помогает справится с проблемой алкоголизма, то эта же программа обязательно поможет мне и с другими моими проблемами.

Я начал самостоятельно работать по 12 шагам АА по отношению к моей зависимости от других веществ. На тот момент мне показалось, что я разработал новую программу 12 Шагов, и я даже сказал своей жене, что я придумал решение, которое я назвал DA – Drugs Anonymous. Я перефразировал первый шаг, говоря, что я бессилен перед наркотиками, и моя жизнь стала неуправляемой. И это помогло мне избавится от употребления всех веществ. Так я обрёл тотальную чистоту в 1981 году. Через 3 года, в Израиль приехала Мона из США и привезла программу АН…”

“...Я сильно употреблял всеми видами наркотиков без перерыва, и у меня не было денег даже на еду. Единственным местом где я мог достать еды, это были встречи АН в Манхеттене(США), которые проходили в церковных помещениях. Я продолжал употреблять и приходить на встречи АН. В какой-то момент времени я остался чистым и познакомился с Моной. Я хотел покинуть США и уехать обратно в Израиль. Я с ней разговаривал на эту тему, мы сильно переживали, и не знали, что будет с нами в Израиле, потому как в Израиле на тот момент не было Программы АН. Но мы продумали выход, мы знали, что в Израиле есть АА, и мы решили, что будем посещать АА представляясь алкоголиками, и будем говорить, что в прошлом употребляли алкоголь. Я вернулся в Израиль немного раньше, чем Мона, и познакомился с Питером на встречах АА. Потом приехала Мона. Мы сидели как-то втроём, и Мона предложила открыть в Израиле Сообщество АН. Я, конечно же, поддержал эту идею. Первая встреча АН, которую мы провели, была на крыше дома, в котором жила Мона. На первой встрече было несколько людей, Мона, Питер, Дани, который продолжает приходить в комнаты, Луши.

5-го мая 1984 года произошла первая встреча АН в Израиле. Я никогда не забуду этот день, это было день рождения АН в Израиле. Это очень важная дата для меня. Я помню, с каким воодушевлением говорила Мона о Программе, о том, как хорошо программа работает в её жизни. Она была очень воодушевлена первой встречей АН. Я до сих помню ее воодушевление с первой встречи. Нам было ясно как день, что мы должны держаться друг за друга и развивать Сообщество АН.

Довольны быстро наша группа смогла вырасти до 7-10 человек. Одному члену нашей группы не подходило встречаться у Моны дома. Из-за этого мы обратились к группе АА, и попросили дать нам помещение для проведения встреч АН. Они согласились. И так, мы получили своё первое помещение для проведения встреч АН. Это было напротив здания полиции на улице Дизенгофф в Тель-Авиве. Через 7-8 месяцев, наша группа выросла до 20 человек и больше. Этот рост был результатом 12 Шага, который делала Мона. Она занималась несением вести без остановки.

“...Я познакомился с программой АН, когда Мона донесла до меня весть. На тот момент я был в реабилитационном центре. Она приходила туда с вестью, и говорила о каком-то Эн-Эй. Я в начале подумал, что со мной говорят об Эн-Би-Эй, баскетбольном клубе. Она постаралась объяснить, и потом сказала, что завтра она придёт с чистым другом и отведет меня на встречу. На следующий день она пришла с чистым другом, который выглядел как оперативник. Я спросил ее, кого она привела, опасаясь, что меня сейчас будут обыскивать, а у меня в кармане были таблетки. Но она меня успокоила, что это бывший наркоман, который выздоравливает. Это было в 85-ом. Я помню свою первую встречу, это было великолепно. Я весил 34 килограмма, выглядел как живой труп, без зубов. Когда я очутился на первой встрече, из моей головы вдруг исчезали все мысли и страхи на полтора часа, и я забыл о всех проблемах. На тот момент я находился в реабилитационном центре, и там продолжали давать заместительную терапию, и я думал, что так я и буду оставаться чистым, принимая что-то вместо наркотиков. Я не понимал, что такое тотальная чистота. И я очень благодарен программе за то, что мне никогда не предъявляли, что я не чистый, меня принимали с моим употреблением. 3-и года я ходил употребляя на АН, я мешал на встречах, говорил будучи употребившим. Меня окружали поддержкой на группах, говорили «Продолжай приходить, твоя жизнь поменяется к лучшему». Я продолжал приходить на АН, и настал день, когда что-то внутри меня сказало мне, «Шломо, ты должен прекратить употреблять все вещества».

В первые годы жизни нашей группы, на встречах происходили разные вещи, которые шли вразрез с правилами поведения. И нас попросили удалиться из помещения АА, что было вполне справедливо. И опять же, Мона старалась решить все эти проблемы, и у меня есть огромная благодарность к ней за её служение, и к её 12-му Шагу. Мона обратилась в муниципалитет с просьбой дать нам помещение. И так, мы получили помещение на улице Ихуда-Макаби в Тель-Авиве. Со временем туда начали приходить много людей. Это было в начале 86-го года…”

“... Я пришла на АН в конце 85-го года. В конце своего употребления я попадала в места, в которые я не хотела попадать, и делала вещи, которые я не хотела делать. На тот момент не было реабилитационных центров, зависимые попадали в дома для душевнобольных. Я вышла из психушки с напутствием, что меня нужно закрыть дома, и держать как можно больше закрытой, и только так у меня будет шанс не употреблять наркотики. Я старалась оставаться чистой, но каждая минута казалась мне вечностью. Я не знала, что мне делать со своими мыслями и со своей душевной пустотой. Мои страдания не останавливались ни днём ни ночью. И потом я увидела интервью, лицо этой женщины было скрыто, показывали только имя «Мона». Эта женщина рассказала, что она обрела чистый день в США, и выздоравливала в программе, которая называлась Анонимные Наркозависимые. На тот момент у нас не было понимания что проблема в зависимости, и поэтому было такое название. То, что для меня больше всего было странным в этой программе, то что в ней не было профессиональных работников.

Главной идей программы было то, что один зависимый делится опытом с другим зависимым, и так мы помогаем друг-другу. На тот момент эта идея для меня была такой же странной и революционной, как, например, то, что один душевнобольной сможет помочь другому. На тот момент, зависимых воспринимали как людей, которых надо изолировать и держаться от них подальше. В конце своего употребления я постоянно употребляла, и у меня были разные заместительные медикаменты с рецептами от врачей. Я смешивала всё что могла найти и употребляла. Придя на АН, я была уверена, что мне нужна заместительная терапия, и я без неё не смогу. В это тёмное время я увидела интервью с Моной. В этом интервью, у неё спросили, с чего начинается выздоровление в вашей программе? Мона ответила, что в первую очередь нам необходимо признать, что употребление наркотиков - это разрушительная сила, более могущественная чем наша. Когда я это услышала, я была шокирована. Я подумала: «Как это?!  Употребление наркотиков сильнее меня?!»

Несмотря на отрицание, её слова засели в моей голове. На протяжении нескольких лет, я думала об этом. Настал день, когда я захотела разыскать её, и у меня получилось, и мы встретились. Я в тот день употребила больше обычного, чтобы выглядеть уверенно перед Моной. После этой встречи мы пошли на моё первое собрание. Там сидели люди вокруг стола. Было тихо. Когда люди говорили, некоторые представлялись как наркоманы, некоторые как зависимые. Меня поразило то, что эти люди слушали друг друга, и представлялись зависимыми или наркоманами. Их открытость помогла мне поверить, что они любят изменённое сознание так же, как и я люблю это состояние, но они остаются чистыми…”

 

Рост Сообщества, первые комитеты

“...Со временем основался комитет БУ. Я служил в этом комитете вместе с Моной, и мы ходили по разным тюрьмам. И так, через разные каналы, люди слышали об АН, новые люди приходили в Сообщество. Наши группы росли довольно быстро. За несколько лет количество постоянных членов в АН выросло до нескольких десятков. В начале были разные проблемы, из-за того, что люди не понимали важности тотальной чистоты. Можно было услышать, как человек говорит, что он чистый, но вчера вместе с другом они хорошенько накурились. Люди думали, что оставаться чистым это означает перестать употреблять тяжелые наркотики, ну а употребление курительных наркотиков, алкоголя или таблеток было нормой.

Заняло немало времени, пока люди в израильском АН поняли, что программа говорит о тотальной чистоте. Это был очень важный момент, когда в нашем Сообществе укоренилось понимание важности тотальной чистоты…”

“...Когда я прихожу в комнаты АН, я на себе ощущаю помощь одного зависимого другому. Помощь одного зависимого другому очень сильно ощущалось в комнатах АН, несмотря на то, что в первые несколько лет в израильском АН было немного людей. И это выглядело как чудо. Мы видели, как приходил новый друг с реабилитационного центра, и с ним происходили изменения, которые не происходили раньше. Поразительно наблюдать, как несмотря на то, что дверь АН открыта, новички не стремились покинуть встречи и сидели до самого конца. На сегодня, мы относимся к разным фразам, которые говорят на встречах, как к приевшимся выражениям, а тогда это всё было в новинку. В комнатах чувствовался дух любящего Бога. Этот период можно назвать периодом духовности, который предшествовал периоду знаний, потому как на самом деле, в то время в нашем Сообществе ещё не было накоплено знаний. У нас не было инструментов, но было много веры и подтверждений, что это работает…”

“...В ранние времена, служение в Сообществе делалось самым натуральным способом. Не было чёткой структуры, и никто никого не призывал «выдвинуть свою кандидатуру на должность». Люди просто делали служение, которое было. Всё делалось от души и на энтузиазме. Мы договаривались друг с другом пойти и открыть ещё одну группу. Первая встреча, которая открылась таким образом, это были встречи в Тель-Авиве на Антикольском. После того как встреча укрепилась, следующий город был Рамат-Ган. После этого мы поехали на юг, в Беер-Шеву, а после этого на север, в Кирият-Шмоне. После этого были Эйлат, Нетания и Иерусалим. Я ощущала, что то, что я искала в наркотиках, я нашла в Сообществе. Происходило какое-то чудо.

Мы хотели зайти в тюрьмы с вестью. Как-то я обратилась к своей подруге, она работала в системе тюремных учреждений. Я представила ей нашу идею зайти в тюрьму с вестью АН. Мы встретились. После этого было ещё много сложных встреч и переговоров с разными сложными начальниками. Они оказались ещё более сложные люди, чем я. Но у нас получилось убедить их. До этого все попытки донести весть АН в тюрьмы провалились, а наша попытка удалась. И так получилось, что в каждой мужской тюрьме с севера на юг открылась встреча АН.

Мы начали с тюрьмы Аялон, потом зашли в Рамле, после этого Шата, потом Нафха, потом тюрьма в Беер-Шеве, и потом тюрьма Шарон. Был член АН, который уже не с нами, он профессионально владел английским. Он переводил нам разные руководства по служению. До этого у нас было очень мало понимания как вообще делать служение, что такое БУ, какие должности чем занимаются. Мы не могли обратится в комитет, потому как не было комитета. В те времена мы просто звонили друг другу и советовались что делать. Окончательные разрешения зайти в тюрьмы мы получили в 92-ом году. На тот момент было решение, что с нами на группе АН в тюрьме будут присутствовать 2 охранника у входа и социальный работник на встрече. Это было требование администрации тюрем по обеспечению нашей безопасности.

Со временем, тюремная администрация стали готовы отказаться от присутствия охранников и социальных работников. Находясь на встрече АН в тюрьме, я чувствовала разные страхи и дискомфортные чувства, мне казалось, что меня раздевают глазами и сейчас просто съедят или убьют. Потом, мы пришли к решению, что важно отделить мужчин от женщин, чтобы к мужчинам ходили мужчины. Но на тот момент были большие проблемы с разрешениями на вход, и новым людям в БУ разрешение давали очень долго. Поэтому, женщины ходили в мужские тюрьмы, и делали там служение. Мы ждали разрешение месяцами. И пока не было разрешений, люди делали те служения, которые были. Ротация в комитете должна была быть после 6-месяцев, но из-за отсутствия разрешений мы служили на должности по 5 лет…”

“...В ранние времена становления комитета БУ, комитет работал не совсем правильно, как сегодня мы это понимаем. Меня обличили доверием быть председателем комитета БУ. Я очень благодарен тем людям, которые делали в те времена служение в БУ. Со временем, комитет БУ начал работать в соответствии с одобренным руководством АН по служению в БУ. Были разные ситуации, которые нарушали руководство, такие как передача личных контактов заключённым, передача сигарет и разных передачек знакомым. Со временем мы начали понимать, что это не работает и обратились к руководству. У каждого комитета есть одобренное Сообществом руководство. Своими силами наше Сообщество перевело на иврит эти руководства…”

“...Одобренное руководство БУ дало нам все ответы. Мы поняли, что наша цель это не заводить контакты заключёнными, а только передать весть о выздоровлении и выйти. Мы не идём в тюрьму чтобы передавать приветы, записки или телефоны. И так мы начали делать служение более правильно. Потом, мы видели в комнатах АН людей, к которым мы ходили в тюрьмы. Они выздоравливали и потихоньку начинали делать служение в нашем комитете. Чувствовалось желание отдать то что они получили. Видны были со стороны те разительные изменения, которые происходили с людьми, видна была забота и чудо любящего Бога.

В 90-ом году весть АН дошла до севера Израиля, город Нагария. Мы собрали нашу литературу и предали её в городскую мэрию Нагарии. Но в мэрии этого города очень испугались слова «Наркоманы» и просто выдворили нас. Мы пошли в мэрию города Акко. Там нас выслушали, дали комнату и до сих группа АН проходит в том самом помещении. На те встречи приходили много пациентов с реабилитационных центров, и группы быстро росли…”

“...Я прошёл на первую встречу в Тель-Авив. Что мне помогло остаться в этой комнате на группах АН? Только любовь и забота людей, которые были на встрече. Я получил много любви и тепла от людей, которых я не знаю. Я до сих пор помню объятие человека, который встретил меня. Он сказал мне что а в правильном месте, и чтобы я продолжал приходить. Я никогда не видел его до этого, но он отнесся ко мне с любовью и заботой. До сегодняшнего дня я очень благодарен ему. Когда я его встречаю на конвенциях, я испытываю сильные чувства. Это очень важно как я встречаю новичков, потому как я до сих пор помню, как встретили меня.

После этого я переехал на север. Когда мы получили комнату для проведения встреч в Акко, там не было электричества. Я начал обращаться в муниципалитет, чтобы нам провели электричество, но пока не было электричества, мы проводили встречи при свечах. Иногда я видел выброшенные стулья и диваны в хорошем состоянии, я нёс их в комнату. В начале в нашей комнате было 3 человека. Со временем, я не верил своим глазам, комната выросла до такого состояния, что не было места для всех желающих. В комнату в Акко приезжали люди со всех соседних городов, с Краёт, с Мигдаль Эмек, с Тверии, Нагарии. Группы в Акко разрастались на большой любви многих членов АН. Было очень много поддержки от всех, кто ходил на группы в Акко, и из-за этого группа росла. Те кто приняли участие на первой группе в Акко всего лишь посеяли семена. Из этих сеням разрослось целое поле из людей, которым очень не хватало выздоровления…”


“...В то время, когда я пришёл в комнату в Акко, в комнате было уже много опыта выздоровления. Эта комната была важным источником вести АН в Израиле. В этой комнате принимали людей с большим количеством любви. В этой комнате накоплено очень много разнообразного опыта с разных культур, возрастов и личных историй…”

“...В 88-ом году я лежал на одном из многих реабилитационных центров, в которых я побывал. В этот РЦ приехал член АН с вестью. Это был первый раз в жизни, когда я услышал, увидел и поверил человеку, который ощущал то, что я ощущаю, прошёл то что я прошёл. Он говорил очень откровенно, и это был тот самый первый раз, когда я встретился с истиной. Когда я вышел из этого РЦ, я стал искать комнату АН в Иерусалиме.

В 88-ом году почти не было групп АН в Иерусалиме. Были несколько зависимых, которые встречались в парках, и общественных местах. Мы пробовали найти комнату для собраний. Я был в очень тяжёлом эмоциональном состоянии, и у меня было очень мало веры в Программу. Я очень много мешал на встречах, но меня никто не прогонял. Со временем случилось чудо. В тот момент, когда мы приходим на группы АН и видим чистых друзей, происходит какое-то чудо, мы больше не можем продолжать употреблять. Программа не позволяет получать удовольствие от употребления. Таков мой опыт…”

“...В Иерусалиме у чистых зависимых было настолько сильное желание выздоравливать, что мы просто связывались друг с другом по телефону и договаривались о встрече. Мы встречались дома друг у друга. Мы были очень запутанные и не знали, что точно делать. Но мы знали очень точно, что если зависимые проводят некоторое время вместе и делятся проблемами и опытом, то они остаются чистыми. В то время, насколько я помню, мы даже не читали форматы и преамбулу. Я помню, на группах в те времена почти что не было литературы, но были люди, которые много говорили откровенно о своей боли, о Боге и о чуде, которое происходит в этих комнатах, о надежде. Мы занимались меньше внешними вещами, что у нас есть и на какой работе мы работали…”

“...Когда я пришёл в Сообщество, я ощущал что я не верю никому. Когда вставали люди и объявляли чистый период 9 месяцев, 11 месяцев, год, два года. Я не верил что можно оставаться чистым такое продолжительное время. На первой встрече рядом сидел мой друг, который привёл меня на первую встречу, и он мне сказал: “Объяви чистый день!”. Я встал и сказал, что я первый раз с вами. Мне долго хлопали и приветствовали. Мне подарили расписание встреч и несколько других ай-пишек, из которых я прочитал как программа работает. Ведущий сказал мне “Мы советуем приходить тебе 90 встреч за 90 дней и дать себе возможность”. После этих слов я понял, что я на самом деле должен дать себе возможность. Со временем я стал частью Сообщества. Я помню, что у нас был недостаток информации, как делать служение, но было сильное желание выздоравливать. Например, мы не знали, как комитет ПСО должен взаимодействовать с другими организациями? Или же, что мы должны делать в ситуации, когда кто-то начинает пользоваться именем АН в своих целях?

Я помню, мы были на городском мероприятии, и со сцены говорил мэр города. Мэрия этого города предоставила в 3 бомбоубежища для проведения встреч АН. В своей речи мэр города указал что АН действует от имени мэрии города. Я на тот момент занимал должность председателя ПСО, и я просто не знал как действовать в этой ситуации. Мы связались с ОМО в США, и вместе составили официальное письмо, в котором указали, что АН является автономной и самостоятельнойорганизацией, которая не действует от имени и не принадлежит какой-то посторонней организации. Так мы старались действовать в каждой новой ситуации, в которой мы не знали что делать. Мы связывались с ОМО в США и пытались вместе понять что нам делать. Каждый раз результатом такого взаимодействия был конкретный точный ответ что нам делать. Затем мы находили ответы также и в руководстве по служению.

Также очень важной новой рекомендацией являлось не заводить личные контакты при визите в тюрьму. Когда я заходил нести весть в тюрьму, я лично знал 40-50 человек, и мне было очень тяжело не общаться лично с ними. Я шёл по коридору и со мной постоянно здоровались “Привет Хаим, привет Хаим!” Я притворялся что я не слышу. Когда простили сигарету, я отказывал. Я понимал что меня не должно интересовать, что обо мне подумают. Я поставил выздоровление на первое место. Я на самом деле применял программу в жизни и понимал, что мне нужно отвечать “нет” на “нет”, и “да” на “да”. Мне очень помогали Шаги в служении. Особенно в ситуациях, в которых мне требовалось принятие себя. Мне было важно понять кто я есть, отличить себя настоящего от лживого образа, который я бы хотел, чтобы другие видели меня.  

На сегодня мне очень важно быть тем кто я есть на самом деле, а не тем, кто я думаю что я есть. Эти простые истины я выучил не в университете, а с вами, в комнатах АН…”

 

Базовый Текст на иврите

“...Когда я пришла в комнаты, я больше подключилась к литературе, а не к тому, что говорили люди. Я была очень антисоциальная. В комнатах АН были переведенные экземпляры, которые ещё Мона переводила. Был еще один член АН, по имени Шраги, он переводил отрывки из нашей литературы, распечатывал и раздавал их. Это было очень ценно. Если ты получал копию переведенного ежедневника - это было ценнее золота.

Литература была очень большой редкостью, не то что сегодня. Сегодня это доступно всем. Я больше всего подключалась к Базовому Тексту, и читала его часами, особенно по пятницам и субботам, когда не было встреч по этим дням. В часы одиночества, литература становилась моим Сообществом. Я познакомилась с Шраги в дневном стационаре в Яффо. Он был большим энтузиастом в душе, увлеченным, мужественным и обладал лидерскими качествами.

Он предложил присоединится в переводческий комитет, в котором он делал служение. В те времена никто не говорил “нет” служению. Если бы был комитет по полётам на Луну, то и в нём я бы согласилась делать служение. Мы собирались 2 или 3 раза в неделю. Идея собираться в комнате АН была не очень успешной, потому как нам постоянно мешали, особенно если учесть наши трудности с быть в фокусе. Мы начали собираться у Шраги дома и переводили Базовый Текст. Мы переводили Базовый текст самым примитивным способом слово за словом. Проблема была в том, что английский намного более богатый язык чем иврит. У нас было много споров, много работы советовались и много обращались за словарём.  

Через 4 года с начала работы над переводом, у нас была встреча с мировым ПК. Там были серьёзные дебаты, с большим количеством споров. Мы хотели получить утверждение нашего перевода как можно скорее и настаивали на том, чтобы он был признан официальным переводом на иврит. Нам нужна была утвержденная литература. Базовый Текст это самая важная книга, которая требовалась нашему Сообществу. Базовый Текст это книга которая требуется каждому члену АН с самого начала его дороги. Утверждение перевода книг “Только на сегодня” и “Это работает как и почему” также тянулось очень долго, у нас был реальный недостаток литературы, и это являлось проблемой. Со временем мы получили утверждение Базового Текста, и в Израиль начали приходить первые посылки с литературой на иврите. Было много критики качества нашего перевода, с которой мы пытались научиться.

Так наступило время, когда люди могли читать Шаги и Традиции в одобренном переводе именно так, как они были сформулированы. Одно только Введение чего стоит! В израильском Сообществе начали понимать сколько духовности и смысла заложено в нашей программе. Многие люди в нашем Сообществе думали, что АН родилось в Израиле. Процесс перевода Базового Текста показал нам, что на самом деле мы являемся частью огромного всемирного Сообщества. Мы почувствовали, что АН это глобальная программа. После того как появилась официальная литература на иврите, многие из зависимых могли встать с утра, взять в руки БТ и не чувствовать себя одиноким. Это то что со мной происходило в начале дороги.

После того как у нас появилась литература, в израильском АН появилась информация. Появились знания как результат от опыта. Как и говорит 4-ая традиция, каждая группа является автономной, но нам конечно требуются знания. Эти знания мы получали от наших доверенных лиц, которые ездили на мировые конвенции по служению. Также, приезжали доверенные лица из США и делились с нами опытом. У нас иногда не было терпения слушать “как надо делать правильно”, но мы старались это преодолеть. Благодаря терпению, наши посыльные привозили для нас из США информацию и знания, основанные на опыте десятков лет служения. И конечно, мы за это им благодарны.

Я была одним из тех доверенных лиц, которые ездили на мировые рабочие группы. Делая это служения, через несколько дней я должна была оказаться то в Амстердаме, то ещё где-то. И я должна была менять свои планы в соответствии с этим служением. Для меня это было не просто, потому как у меня на тот момент было всего 3,5 года чистоты.

 

Европейская Конвенция

“...На рабочей встрече мы узнали, что одна из стран не сможет провести европейскую конвенцию. Мы вызвались провести европейскую конвенцию даже не совсем понимая, на что мы соглашаемся. После этого, мы вернулись в Израиль, и так же спонтанно нашёлся координатор этого мероприятия. Я подошёл к Риве, одной из своих знакомых в АН, и просто предложил ей стать координатором. Она согласилась с большим энтузиазмом. Так, совершенно спонтанно европейская конвенция прошла у нас, в Израиле…”

“...Я помню, в 96-ом или в 97-ом году, я проживал один из нелегких периодов в своем выздоровлении. Я много разговаривал делился о том, что со мной происходит с Ривой. Как то, она у меня спросила, Бени, скажи, а что ты думаешь по поводу того, что мы можем попробовать организовать европейскую конвенцию у нас, в Израиле? Я немного удивился ее энтузиазму, ведь мы ещё ни разу на тот момент не организовывали израильскую конвенцию.

Когда мы договаривались с Центром Конгрессов, в котором должна была проходить европейская конвенция, администрация очень сильно беспокоилась, что с нами будут проблемы. Например, нам выражали беспокойство, что мы пожжем ковры сигаретами. На самой конвенции были серьёзные силы безопасности, но всё прошло без проблем. После конвенции, директоров Центра Конгрессов высказал своё уважение к организаторам этой конвенции, и сказал что он удивлен уровнем организации. Я не спал обе ночи, пока проходила европейская конвенция, но ничего плохого не случилось.  

Проведение европейской конвенции было очень волнующей вехой. Проведение европейской конвенции в Израиле говорило о том, что израильское Сообщество АН на самом деле окрепло и состоялось. Мы заняли своё место в мировом Сообществе. Проведение европейской конвенции научило нас тому, что мы, как Сообщество, можем брать больше инициативы на себя…”

 

Наше Сообщество выросло

“...Наше Сообщество выросло с помощью тех самых людей в АН, которым Бог даровал силы и мужество делать служение. Эти люди делали служение. Это был период развития. Для того чтобы что-то выросло, нужно вкладывать усилия. Люди, которые делали служение не ждали особого приглашения, они просто делали это служение. Они не ждали пока появится секретарша на телефонной линии, вместо этого они носили телефонные трубки сами. Они не ждали пока профессиональные переводчики переведут литературу, они просто сидели днями и ночами и переводили. Я очень благодарен тем людям, которые постоянно делали служение с огромным энтузиазмом.

Были периоды, в которых Сообщество росло быстро, но были периоды, в которых Сообщество не росло. Приходили новые друзья, но они не задерживались. Я тогда спросил у Моны: “Мона, почему наше Сообщество не развивается? Что происходит? А вдруг на этом всё заглохнет?” Мона засмеялась и сказала, “Поверь мне, у нас будут сотни групп АН, и будут комитеты, и конвенции”. Я не совсем поверил ей, я думал что она находится в иллюзии. Я очень благодарен этой женщине, у неё было очень много терпения, и она просто сказала “Дай времени время”.

Я помню как я жил в городе Нагария, мы ездили на новую группу в местечке Гефен”, и сидели на этой группе вдвоём. Ждали что придут ещё зависимые. Так шла неделя за неделей. Он читал формат, я читал формат. Он делился, я делился. Он меня обнимает, я его обнимаю. Так было около двух месяцев. В один день зашла пара зависимых в комнату. Они были раскумаренные. Я побежал звонить спонсору и сказал - “Ты не поверишь! Пришли ещё два человека!” Со временем пришли люди. От нас требовалось просто быть там и продолжать делать свою часть не загадывая “что будет”...”

 

Как было и что есть

“...Я на сегодня смотрю на новых друзей, которые приходят в комнаты АН, часть из них на самом деле находятся в тяжёлом положении, но остальная часть не разрушили свою жизнь до конца, у них есть семьи, работа, у некоторых учёба. Новые друзья, которые были в моё время, были очень сильно разрушены последствиями употребления, без здоровья, без зубов, с законченной жизнью. И не смотря на это, мы не теряли надежды. Мы понимали, что это место, где мы должны находиться.

Было много солидарности в высказываниях, была любовь без условий, была взаимопомощь. Были люди, которые передавали опыт 12-ти традиций. Нам было важно понимать что 12 традиций значат для групп. Наши комнаты всегда были открыты. Не было случая, что комната АН закрыта, если в это время должна быть группа. Было очень много уважения к тому, что называется “группа АН”. Была тишина во время чтения литературы. И это давало очень много сил…”

“...На сегодня я вижу что АН в Израиле превзошел все самые смелые мечты. То что больше всего меня впечатляет на группах АН по Израилю, это абсолютное равенство и принятие любого зависимого. На сегодня особенно полноценно выполняется абсолютное принятие любого зависимого, и не имеет значение какого он возраста, культурного уровня, пола, национальности. Не имеет значения какой у него внешний вид, сексуальная ориентация, или приверженность какому-то особенному образу жизни. Сегодня любой зависимый получает одинаковую возможность выздоравливать. Это то место, к которому мы стремились. Джимми К говорил о своей мечте, которая заключается в том, что весть выздоровления сможет дойти до каждого зависимого на родном языке и на доступном для него уровне. Через 4-ую традицию, группы могут иметь свой особенный формат, и отличаться многогранностью и разнообразием. Многогранность и разнообразие позволяют вести АН дойти до любого зависимого тем путем, который для него требуется. Благодаря разнообразию групп, любой зависимый может найти свой способ выздоравливать, и не умереть от болезни зависимости…”

 

“Если мы хотим сохранить - мы обязаны передавать это дальше”

“Те члены израильского АН, которые участвовали в открытии первых групп и комитетов, уже далеко не молоды. Есть многие люди, которым уже в районе 60 и больше лет. Некоторые из нас боятся отойти от дел, присутствует страх что будет с Сообществом, если я оставлю эти служения. Когда я вижу устоявшихся членов израильского АН, которые пришли позже нас, у меня получается отпустить этот страх. Я понимаю, что всё в порядке. Я настолько рада, что в наше Сообщество пришло так много людей, потому как на сегодня есть кому развивать это Сообщество дальше. Сейчас видно, что ранние члены АН не даром вложили очень много сил в развитие. Наши усилия не прошли впустую.

Это стоило того. Ранние члены израильского АН, как я, были в очень плачевном состоянии, я с трудом умела читать и писать. Я уверена, что те кто пришли в Сообщество после нас, смогут продолжить наше дело…”

“...12 Шагов, новый путь жизни, Сообщество АН - это те подарки, которые Бог дал не для того чтобы мы оставили это при себе. Если мы хотим сохранить это - мы обязаны это передавать дальше. И для того чтобы передавать это дальше, нам надо отказаться от собственного эгоистичного комфорта и выйти из концентрации на себе.

Я не чувствую, что сделала что-то особенное делая служение на ранних этапах развития АН в Израиле. Эта возможность была подарком. На одной из конвенций АН, ко мне подошла женщина и спросила, я ли та самая Двора, которая была частью перевода Базового Текста? Я ответила, что да. Она начала меня благодарить. Мне было очень приятно. Я понимаю, что всё что я делала в служении, я это делала для своего выздоровления, и это было большое удовольствие для меня, каждая секунда приносила воодушевление. Когда я делаю служение, я стараюсь делать это служение для Бога, как я его понимаю.  Так у меня получается служить наилучшим образом. Особенно воодушевило меня служение посыльной в мировых комитетах служения.

Самый главный источник выздоровления Сообщества - это литература. Сколько бы не выздоравливал конкретный член АН, литература всегда будет оставаться главным источником знаний. В нашем Сообществе есть разные тенденции, но наше Сообщество точно идёт вперёд. Зависимые, которые приходят в Сообщество, восстанавливают свои жизни, создают семьи. Мы начинаем получать удовольствие от того, что нам может предложить жизнь, а не наркотики. Только это само по себе гигантское достижение...”

 

Продолжайте приходить

“...В нашей программе есть обещание : “Те кто постоянно приходят в наши комнаты - остаются чистыми” Это предложение не мы выдумали. Это написано в нашей литературе. И к нам пришла идея, сделать из таких предложений плакаты, и приклеить их на стены в комнатах АН. Мы это сделали, чтобы зависимый, который приходит в комнаты АН, не ушел за долю секунду до того, как с ним должно произойти это чудо.

В пятой традиции есть обещание, адресованное новому другу : он обретет свободу от активной зависимости. Я верю, что тот зависимый, который срывается, но приходит в АН, приходит и всё равно срывается, продолжает приходить и пробовать остаться чистым, в конце концов Бог дотронется до него, и он обретёт чистый день. Я это видела на протяжении многих лет, сколько я нахожусь в Сообществе. Для любого зависимого, на каком бы дне он не находился, и как бы ужасно он не употреблял, для всех есть надежда в АН.

Я хотел бы обратится ко всем зависимым, нам надо просто продолжать приходить. Употребляешь ли ты, или же ты чистый, просто продолжай приходить. Находишься ли ты в депрессии, или же твоя жизнь полна радости, есть у тебя то что ты хочешь, или же нету, надо просто продолжать приходить и будет всё в порядке. Программа намного проще, чем как мне иногда кажется. Идея нашей программы настолько проста, что иногда я даже не понимаю, насколько это реально и просто…”

 
“...Просто продолжать приходить - это самое лучшее, что я могу сказать. Процесс выздоровления происходит сам и от нас требуется просто продолжат жить Программой. Мне на самом деле важно ничего не усложнять, потому как наша Программа она очень простая…”

 

К вашему вниманию - Справка об АН в Израиле

Категория: Спикерские выступления . | Добавил: maxim
Просмотров: 210 | Загрузок: 0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Добро пожаловать
Ищи материалы и советуй другу
      
Мы на Фейсбук
      
Мировое единство
Flag Counter
      
Личные истории

Меня зовут Арсен, и я наркоман. Я никогда не писал книг – историй, повестей и т. д. И все же попробую. Во-первых, потому, что хочется все выплеснуть, так как накопилось очень много, даже в печенках сидит. Во-вторых, может, кто-то, прочитав это, подумает, прежде чем возьмет «баян» в руки. В принципе, не имеет значения, как вы торчите: ширяетесь, нюхаете, жрете это дерьмо – факт в том, что это может быть ваш последний и окончательный приход.
Личные истории. Далее

Моя душа стала пустой и холодной, я чувствовала себя брошенным обществом птенцом, отшельником, казалось, что я никому не нужна. Такое состояние меня преследовало чаще всего, с виду я хотела казаться смелой, умной, вольной, самостоятельной и взрослой, но это у меня плохо получалось, я была ребенком, и не могла стать старше из-за недостатка духовной пищи.
Личные истории. Далее

Я родился в семье среднего достатка, отец погиб когда мне был 1 год, я его совсем не помню, обстоятельства смерти скрыты от меня временем, его труп нашли в реке с проломленным черепом, мама с тех пор была для нас с сестрой за папу и за маму, работала на 1,5 ставки что бы мы ни в чем не нуждались. Я с самого детства чувствовал, что я не такой как все, что я хуже остальных.
Личные истории. Далее
Сделай 10 шаг
http://nam-poputi.ucoz.ru/tests/0-62-0
Прочти ежедневник
http://www.na-russia.org/egednevnik/
Наркомания|Новости
      
נרקיסים
      
А.А.
                           
Сколько тут?
Онлайн всего: 8
Гостей: 8
Пользователей: 0